Душа

Елена Газарова


Наше бытие — череда многих событий, каждое из которых отмечено каким-нибудь состоянием. Два события — эпохальны: наш приход в этот мир и наш уход из него. Им сопутствуют и эпохальные состояния человека: состояние «тело» и состояние «душа». Все события-состояния имеют какое-нибудь значение, а многие из них имеют смысл — ценностное, этическое значение. Эпохальные состояния-события по сути своей — великие смыслы. Но еще важнее тот факт, что между ними лежит путь развития от «тела — смысла» к «душе-смыслу». Путь этот называется «телесность».

Сейчас в систему ценностей человека возвращается «душа» — понятие, до недавнего времени присутствовавшее, в основном, в религиозном сознании и с трудом воспринимавшееся сознанием светским. Можно верить или не верить в бессмертие и воплощение души, но вряд ли среди размышляющих людей найдется такой, который считал бы, что душа — это просто чувство или просто мысль. Скорее, душу отождествляют с сопереживающей и сочувствующей способностью человека, которая основана на системе этических ценностей; с целостностью и неразделимой на части энергией бытия человека в этом мире (греч. energeia — деятельность, активность, сила в действии). И те, кто верит в бессмертие души, верит в то, что уходит эта единая энергия. Уходит в Мир…

Как бы там ни было, но рождаемся мы как тело, смысл которого «жить, чтобы жить». А уходим как душа, смысл которой — «любить». И развитие наше от «тела-смысла» к «душе-смыслу» по определению многовариантно. Потому что бытие сообщает нам послания, говорит «словами»: оживляющими и убивающими, делающими тело мощным и обесточивающими его, зомбирующими и освобождающими, обвиняющими и оправдывающими, побуждающими и запрещающими. Потому что слово-послание многовариантно. Оно содержит в себе много значений.

И наши проблемы бытия возникают из-за того, что мы узнаем, как правило, одно из многих его значений. То, которое мы улавливаем в соответствии с нашим намерением. А оно, намерение, у нас чаще деструктивное. Мы сами так выбрали в веках. И привыкли жить в деструкции.

Но мы боремся с этой привычкой. Потому что хотим радости и любви. Потому что от природы мы тянемся к великим вечным смыслам, которые одни и те же в Теле, которое есть Жизнь, и Слове, которое есть Дух.

Но нам нужна помощь в узнавании смысла слова и смысла тела. Особенно — тела, которое так устроено, что слово откликается в нем проходящими значениями из-за неоднозначности индивидуальных ощущений. Из-за неумения жить в настоящем времени — мы либо ныряем в прошлое, либо забегаем в будущее. Из-за сложности нашей природы — между небом и землей. Эти и многие другие трудности нашего бытия в теле открывают или закрывают путь развития и роста души в телесности. Души, которая есть мера вещей. Ибо она являет собой идею Любви.

В нашей жизни два эпохальных события: мы приходим в этот мир как тело, а уходим из него как душа.

Моя задача — открывать Путь развития и роста тела и души. Тогда деструкция намерений вынуждена отступить. Тогда бытие становится простым и ясным. И тогда — чудо преображения, которое не есть волшебство, но результат большой духовной работы в теле.